Category: дети

Апельсинка!

Кукольные имена

А вы помните, как звали в детстве ваших кукол?

Самая любимая моя кукла - Алёнка. Конечно, её имя несколько раз менялось в процессе детских игр (была и Кристина, и Тоня-Антонина), но в момент знакомства она "представилась" Алёной, ей же остается и по сей день.
В "нулевой" класс я пошла в чешском Турнове, и однажды там организовали какую-то совместную встречу советских и чехословацких ребят. С собой попросили принести по одной любимой игрушке. Наверное, решили что так легче будет наладить контакт: играть дети могут на любом языке! Златокудрая, тщательно причесанная и наряженная, Алёнка сопровождала меня в тот день.И меняться ею в процессе общения мне что-то совсем не хотелось. Последнее, сшитой мной уже в студенческие годы, кукольное платьице было именно для неё.

Самую пухлую даму в кукольном семействе, кудрявую блондинку, звали Катей. Ей была оказана честь донашивать ползунки за реальными младенцами. А имя Катя у меня в детстве ассоциировалась как раз с основательным, округлым, домовитым и басовитым персонажем.
Светлана и Мальвина - "магазинные" имена, сразу и безоговорочно закрепившиеся за их обладательницами. Последняя, обладательница роскошной голубой гривы, умела ходить за ручку и артистично звать маму. А вот Светлана обладала самым нетипичным лицом - я к ней долго привыкала. Так получилось, что кукла требовалась срочно, и эта зеленоглазая девица с выдающимися щеками оказалась на тот момент самой симпатичной на полке.
У бабушки дожидалась совместных летних каникул кукла Вероника. Ей доставалось больше всего самодельных обновок, ведь летом на всё находилось время.

Больше же всего "везло" пупсам, имена которых не сохранились, но которые в силу размера и привлекательности, с завидной регулярностью путешествовали вместе со мной по городам и странам.

Апельсинка!

Уильям Глассер. Школы без неудачников.


На русском языке книга американского психолога вышла еще в 1991 году. Сейчас её печально читать еще и потому, что все проблемы нашего сегодняшнего ЕГЭ там честно и открыто описаны. И то, что детей будет сложно заинтересовать теми предметами, экзамены по которым не потребуются в ВУЗ. И то, что натаскивание совершенно не учит мыслить, а работает лишь с механическими навыками. И много еще чего, что и так хорошо известно педагогам-практикам. И пусть даже потенциально известно, как с этими трудностями справляться. Только мне вот непонятно: Зачем? То есть с экономической и политической точки зрения всё прекрасно понятно и даже прозрачно, а вот с педагогической и психологической... В нормальных школах экзаменационная комиссия на устном экзамене была честнее и объективнее!

А в целом книга довольно любопытная. Там и про детские потребности, и про мотивацию и про терапию реальностью. Можно почитать на досуге.

 
Collapse )